Alexander Rzhavin (rzhavin77) wrote,
Alexander Rzhavin
rzhavin77

Categories:

Надо сохранить, но всё равно снесут...

Посетил радио Mix FM 102,7, поговорил на тему будущего памятника Освободителям в рижском Задвинье. Тезисный лонгрид по итогам лонгтока, о чём говорил и что не успел сказать.


■ Я за констурктив и против деструктива. Чем больше памятников, тем лучше. В исключительных случаях допускаю перенос памятников, но не их уничтожение или заключение в специализированные «гетто» для памятников.

■ Памятник Освободителям надо сохранить. Парк Победы дополнить памятниками освободителям Риги 22 мая 1919 года (немцы и русские от латышей-коммунистов) и защитникам Риги октября-ноября 1919 года (эстонские стрелки, английские моряки и латыши-националисты против немцев и русских). Улица Бариню делит парк примерно на две части. Слева от того места, где она примыкает с бульвару Узварас, уже стоит памятник событиям 1944 года, справа красиво впишутся памятники событиям 1919 года.

■ Кому не нравится название памятника, можно его переименовать в памятник «Бойцам 130-го латышского стрелкового корпуса Красной Армии – освободителям Риги от нацистских оккупантов». Благо, во-первых, не противоречит сути, а, во-вторых, есть пример, как без какого-либо демонтажа в Риге памятник красным латышским стрелкам («ленинские кровавые палачи», как их именуют некоторые) сделали памятником всем латышским стрелкам (красным, белым, зелёным), добавив на постамент надпись «latviešu strēlniekiem 1915-1920».

■ Единственно верного взгляда на историю в свободном обществе быть не может. Но были и будут силы, которые хотят навязать своё мнение остальным, следуя готтентотской морали. За примером далеко ходить не надо: «мы призываем снести памятник – это не эскалация, они призывают оставить памятник в покое – это эскалация».

■ Во Вторую Мировую войну латыши воевали на стороне сил добра и света за Латвию в Красной Армии (в виде ЛССР), у её союзников по антигитлеровской коалиции и в батальоне лейтенанта Рубениса (в виде ЛР). Воевавшие на стороне нацистов в полицейских батальонах, легионе СС, Вермахте и т.д. оказались на стороне сил зла и тьмы и воевали за Гитлера, Дойчланд и Леттланд, а не Латвию.

■ Демократический режим – не гарантия от подавления инакомыслия и борьбы с памятниками. В 1925 году, во времена столь прославляемой ныне т.н. Первой Латвийской Республики, в Риге была варварски взорвана православная часовня возле центрального железнодорожного вокзала.

■ Памятник Освободителям в Риге рано или поздно будет снесён. Во-первых, его существование противоречит современной государственной идеологии. Во-вторых, у Латвии мало побед, а властям надо чем-то отвлекать население от реальных проблем современности и воодушевлять своего избирателя. Уничтожение памятника – логичное и символическое продолжение изгнания всего русского из Латвийской Республики.

■ Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики по вопросам социальной защищенности военных пенсионеров Российской Федерации и членов их семей, проживающих на территории Латвийской Республики, от 30 апреля 1994 года не гарантирует сохранность памятника. В 2016 в Лимбажах был снесён памятник краснофлотцам, соглашение этому никак не помешало.

■ Статья 13 данного соглашения («С учетом международной практики Латвийская Сторона обеспечивает уход, благоустройство и сохранность мемориальных сооружений и мест массовых захоронений воинов на территории Латвийской Республики, а также не препятствует захоронению умерших военных пенсионеров и членов их семей и проведению ритуалов захоронения») имеет много недостатков (нет определения понятий, не содержит списка объектов, не указан механизм контроля за соблюдением, не разграничена ответственность сторон и т.п.), но самое примечательное, что не содержит обязательств восстанавливать разрушенные памятники. В частности, в Риге в 2007 году вандалами был уничтожен памятник рабочим завода ВЭФ, погибшим в Великую Отечественную войну. Памятник так и не восстановлен.

■ Международный опыт разнообразен и содержит не только примеры бережного отношения к мемориальному наследию. Например, в ирландской столице Дублине в 1966 году террористами из ИРА был взорван памятник Нельсону (треть британских моряков в Трафальгарском сражении, в котором был смертельно ранен флотоводец, была ирландского происхождения, от победы выиграли ирландские торговцы, памятник поставлен по инициативе и на средства дублинцев). Он так и не был восстановлен, на его месте соорудили другую скульптуру – Дублинскую иглу. Ну, или, можно вспомнить о нелёгкой судьбе памятника «Весёлому королю» Генриху IV или Вандомской колонны во французской столице Париже.

■ Массовые протесты не помешают демонтажу памятника. Примером может служить Бронзовая ночь в Таллине в 2007 году, когда было перенесено кладбище и Бронзовые солдат из центра города на военное кладбище. Власти добились всех поставленных целей, протестующие пострадали, кого-то выдавили из страны, один из них был убит, его смерть осталась безнаказанной.

■ Тем не менее, своё несогласие с планами уничтожения памятника надо выражать. Мирными способами.

■ У Российской Федерации нет возможностей повлиять на мнение и действия латвийских властей. Сокращение российского транзита и потока российских туристов в Латвию происходит только по экономическим причинам, а не политическим. Как это было в вышеупомянутом случае с Эстонией. Там транзит сократился из-за общей экономической ситуации в мире и развития в РФ собственных портов в Усть-Луге, Высоцке, Приморске, а не из-за желания «наказать» Эстонию за очевидно русофобские действия.

■ Памятник может быть уничтожен двумя способами: 1) в отличие от 1997 года на сей раз у экстремистов может оказаться надёжное взрывное устройство; 2) как в случае с памятником Освободителям в Елгавы в том же 1997 году монумент может быть доведён до критического состояния и либо сам развалится, либо будет демонтирован, чтобы не создавать угрозу жизни и здоровью людей. Ну а на месте памятника даже потом могут поставить неприметную памятную плиту (как в Елгаве сделали в 2004 году).

■ В истории Латвии уже были случаи успешных уничтожений памятников освободителям, хотя их всё же потом восстанавливали. В Елгаве в советское время был уничтожен памятник освободителям города («Lāčplēsis») в 1919 году от сил Русской Западной добровольческой армии, восстановлен в 1992 году. В Риге латышские националисты взрывали установленный в 1929 году памятник освободителям на Лесном кладбище – где были похоронены немецкие солдаты, погибшие 22 мая 1919 года, монумент восстановили в 1939 года, потом его уничтожили в 1960-е годы латышские коммунисты, но в 2001 году он был восстановлен, надеюсь, окончательно.

■ Так как демонтаж памятника – действие разовое, то власти это сделают не сразу (пока им достаточно извлекать политические дивиденды из поддержания ситуации «на медленном огне» противостояния разных общин и мобилизации сторонников перед очередными выборами), а когда надо будет чем-то прикрыть очередной серьёзный экономический или политический провал. Ну зачем создавать предприятия и рабочие места, куда бы вернулись латыши из ирландий, сочинять увлекательные произведения, вдохновившие бы людей изучать латышский язык, или там делать научные открытия, прославившие бы страну в мире. Это трудно. Гораздо проще что-то снести.

■ Снос памятника не помешает латвийцам, отмечающим День Победы 9 мая, собираться в эту дату и дальше в том же самом месте и в других местах.

■ Уничтожение памятника не сделает русских лояльнее Латвии, но в этом цель и не заключается. Усиление раскола в обществе на руку многим политикам, живущим по принципу «разделяй и властвуй».

■ Латышские националисты ждали реванша за реальные и мнимые обиды почти полвека. Теперь закономерно компенсируют трусость своих предков, проявленную в 1940 году, борьбой, как обычно, с беззащитными. За обиды русских, реальные и мнимые, никто мстить не будет, тем более за порушенные памятники. Более того, русской общины через полвека в Латвии может и не быть: к примеру, немцы в независимой Латвии продержались всего 20 лет, репатриация была лишь финалом агонии.

■ Демонтаж памятника не облегчит жизнь простых латышей, хотя на короткий момент многим из них принесёт упоительное удовлетворение от чувства победы над нелатышами.

■ Памятники сносились, сносятся и, увы, будут сносится. Ведь тем самым одни группы людей показывают своё моральное и физическое превосходство над другими группами людей. Такова природа самоутверждения человеков: легче разрушить, чем построить.

PS. Кто мог бы возглавить защиту памятника? Будем реалистами: Нил Ушаков и никто другой. Вот только ему это надо?

Tags: Великая Отечественная война, Латвия, Рига, памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments