Alexander Rzhavin (rzhavin77) wrote,
Alexander Rzhavin
rzhavin77

Categories:

Врачи-убийцы – были ли такие в Латвии?

Наткнулся на страшные предложения, читая материалы прессы о работе Чрезвычайной государственной комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК): «Rīgas pilsētas vācu komisārs Vitroks piespieda visas ebrēju tautības sievietes, kas sastāvēja jauktā laulībā, izdarīt sterilizāciju. Sterilizāciju izdarīja 1. Rīgas pilsētas slimnīcā ārsti Krastiņš, Eikens, Legzdiņš, Pētersons un Olavs. Vīriešus, kas bija precējušies ar ebrējietēm, izsauca uz gestāpo un lika priekšā ultimātu: vai nu viņiem jāpiekrīt sievu sterilizācijai, vai arī viņu sievas tiks nošautas» [газета „Cīņa”, 8 апреля 1945 года].

CĪŅA, Nr.83 (08.04.1945)
Газета „Cīņa”, 8 апреля 1945 года, № 83.

В переводе это значит следующее: «Немецкий комиссар [точнее – комиссариатский обер-бургомистр] города Риги Виттрок [Hugo Wittrock, 1873-1958] заставил всех женщин еврейской национальности, которые состояли в смешанных браках, пройти стерилизацию. Стерилизацию проводили в 1-й Рижской городской больнице врачи Крастыньш, Эйкенс, Легздыньш, Петерсонс и Олавс. Мужчин, которые были женаты на еврейках, вызвали в гестапо и поставили перед ними ультиматум: либо они должны согласиться на стерилизацию жён, либо их жёны будут расстреляны». Далее приводятся слова свидетелей и жертв. Речь идёт о мае 1942 года.

Страшно читать такое. Но, конечно, предвижу, что набегут всякие пейманисы и дуксы, которые с пеной у рта будут кричать «вывсёврёти!», «чекисты оклеветали латышских патриотов», «показания выбиты в подвалах ЧК», «почему этих евреек просто не убили, если нацисты были такие плохие» и тому подобную чепуху.

Вот только начинаю проверять первое же имя и нахожу выступление некоего Арниса Виксны (Arnis Vīksna) из Музея истории медицины Паула Страдыня (Paula Stradiņa Medicīnas vēstures muzejs) об антропологе Луции Еруме-Крастыни (Lūcija Jēruma-Krastiņa, 1899-1968), которое прозвучало в марте 2015 года на одной из научных конференций. Ерума-Крастыня в 1944 бежала из Латвии в Германию, потому что «palikšana dzimtenē neko labu nesolīja» – «остаться на родине не обещало ничего хорошего»: дамочка отметилась статейкой в латышской националистической газете „Tēvija” («Отечество») под говорящим названием „Latvieši no rasiskā viedokļa” («Латыши с расовой точки зрения»). Впрочем, убегала она от «сталинских палачей» с семьёй: мужем, дочкой и двумя братьями. В том числе с младшеньким, звали которого Аугустс Вилис Крастыньш (Augusts Vilis Krastiņš, 1902–1971), доктор медицинских наук, доцент Латвийского университета и заведующий кафедрой. Чем же этот эскулап занимался в Риге в годы нацистской оккупации? А вот чем: «strādāja ginekoloģijas klīnikā, kurā sterilizēja ebrejietes» («работал в гинекологической клинике, в которой стерилизовали евреек»).

Не удивлюсь, что теперь уже вменяемые люди могут сказать: нехорошее, конечно, дело, но ведь не убивал же он! Именно что убивал. Причём, в отвратительной изощрённой форме. Принимал участие в геноциде. Надеюсь не надо объяснять этимологию этого слова? А вот что говорит Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, которая была принята резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеей Организации Объединённых Наций от 9 декабря 1948 года в Парижe:

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
...
d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы...

На мой взгляд, врач Аугустс Вилис Крастыньш был убийцей. Не просто убийцей отдельного человека, а убийцей целого народа. Лишать женщину возможности родить ребёнка, стать матерью, да ещё из-за «неправильной» расовой принадлежности – что может быть омерзительнее?! Ставить людей перед выбором: стерилизация жены или её смерть – что может быть бесчеловечнее?!

Однако что же случилось с доктором? Может, Аугустс Вилис Крастыньш понёс наказание за совершённые им преступления против человечности? Ну что вы! В 1948 году Крастыньши перебрались из Германии в Венесуэлу, где принимали участие в деятельности Каракасского латышского общества и вообще «labi iejutās svešatnē» («хорошо прижились на чужбине»). Аугустс Вилис Крастыньш переквалифицировался в специалиста по тропическим заболеваниям. Он спокойно умер в Каракасе 13 октября 1971 года и был на следующий день похоронен на Южном кладбище города. У покойного осталась дочь – его жену ведь никто не сделал бесплодной...

А что с остальными четырьмя? И кто они были вообще? Очень похоже на то, что также счастливо избежали наказания, прожили долгую жизнь, активно участвовали в латышском общественном движении, занимались врачеванием, скончались в окружении своих родных детей. Которых не было у стерилиpованных ими женщин...

Так как в газетной публикации не было имён, а некоторые фамилии довольно распространённые, то пока могу лишь назвать тех, кто подходит по определённым данным. Подчёркиваю, лишь подходит, похож по описанию, но не утверждаю, что именно тот самый, из списка. Так как для окончательного ответа, те ли это люди, кто упомянут в газетном материале, буду признателен, если кто из исследователей подтвердит или опровергнет мои предположения.

1) Eikens. Арнолдс Эдуардс Эйкенс (Arnolds Eduards Eikens, 1911-1986). Выпускник Латвийского университета, в годы нацистской оккупации был врачом в гинекологическом отделении 1-й Рижской городской больницы. Сбежал в Германию, оттуда перебрался в Австралию. Умер 21 мая 1986 года в городе Сидней. У него остались дочь и сын (тоже врачи).

2) Legzdiņš. Ольдертс Ледыньш (Oļģerts Lediņš, 1905-1977). Выпускник Латвийского университета, в годы нацистской оккупации был врачом в родильном отделении 1-й Рижской городской больницы. Сбежал в Германию, оттуда перебрался в Швецию. Умер 23 февраля 1977 года в городе Уппсала. У него остался сын.

3) Pētersons. Петерсонс. Оххх... Из практиковавших в годы нацистской оккупации рижских врачей с такой фамилией известен только Аугустс Петерсонс (Augusts Pētersons, 1878–1966). Но... Он же был такой уважаемый человек. Человечище просто. Выпускник Московского университета, военный хирург, который спас жизни многим солдатам в годы Первой Мировой и Гражданской войн, кавалер российских и латвийских орденов. Полковник латвийской армии. А 17 марта 1944 года он был одним из тех, кто подписал меморандум Латвийского центрального совета, организации, которая хотя бы словом, а не делом, но выступала против нацистов. Впрочем, эта организация была и против Советской власти, поэтому понятно, почему Петерсонс эмигрировал в 1944 (умер в шведском Гётеборге). Вот только дело в том, что в начале 40-х годов Петерсонс действительно работал в 1-й Рижской городской больнице. Но... Нет, как-то... Ну не верится, чтобы он мог в таком участвовать. Скорее всего, это был какой-то однофамилец, данных о котором я пока не нашёл.

4) Olavs. Олга Олава, урождённая Фридрихсоне (Olga Olava, dz. Fridrihsone, в документах также часто: Олавс, Фридрихсонс, Олавс-Фридрихсонс, Olavs, Fridrihsons, Fridrichsons, Olavs-Fridrichsons, по последнему мужу Олава-Кауфмане, Olava-Kaufmane, 1916-1979). Выпускница Латвийского университета, в годы нацистской оккупации был врачом в 1-й и 2-й Рижских городских больницах. Сбежала в Германию, оттуда перебралась в США. Умерла 15 января 1979 года в городе Миннеаполис. У неё остались две дочери, одна из которых приехала в 1998 в Латвию и получила по денационализации семейное имущество.

К слову, про Олаву-Кауфмане в некрологе сообщалось, помимо прочего, следующее: «Aizgājēja bija ne tikai izcila ārste, bet arī sirsnīgs cilvēks... Lielu enerģiju aizgājēja ielika arī Kristus draudzes dibināšanā un tās dzīvē...» («Ушедшая была не только отличным врачом, но и сердечным человеком... Большую энергию ушедшая вкладывала в основание христианской общины и в её жизнь...»). Наверняка, что-то подобное близкие говорили и об остальных докторах.

И вот с ужасом думаю: неужели они были соучастниками Аугустса Вилиса Крастыньша?! Повторяю, нужны дополнительные данные, буду очень рад, если кто поможет!

PS. Из разных источников известно, что в Риге было подвергнуто стерилизации более 200 евреек. Даже не могу себе представить их боль. Формально они не погибли в войну от рук нацистов. Но фактически ведь жизнь в них убили...

Tags: Вторая Мировая война, Латвия, Рига, геноцид
Subscribe

  • Яков Порошин, или Русские в 1905 году

    «Прибалтийский край – достояние Русского Государства, и он должен остаться и он останется таковым». Когда говорят об офицерском…

  • Могилы героев Плевны в Латвии

    Латвийский город Цесис, он же бывший российский Венден, находится в полторы тысячах километрах от Болгарии. Тем удивительнее, что здесь находится…

  • Екабпилс – только начало!

    Ждать ли акта вандализма на советском воинском захоронении в Мадоне? Похоже, нацики окончательно определились в схеме, как они будут зачищать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments