Alexander Rzhavin (rzhavin77) wrote,
Alexander Rzhavin
rzhavin77

Categories:

24 ребёнка, замученных фашистами, и 42 русских воина, павших в Латвии

Разместив материал, посвящённый уникальной для Латвии братской могиле детей – жертв нацизма и узников Саласпилсского лагеря, ваш покорный слуга продолжил поиски и нашёл интересную статью, которая появилась в латвийской газете «Cīņa» («Борьба») в мае 1964 года. Точнее, письмо, которое опубликовала газета.

газета Cīņa
Материал в латвийской газете «Cīņa» («Борьба»), № 111, 12 мая 1964 года, 4 страница.

Как я и предполагал, в могиле действительно похоронено больше детей, чем указано имён на памятной плите. Всего на кладбище Кастранес покоятся 24 ребёнка, замученных фашистами: 6 известных и 18 неизвестных.

«Пусть всегда будет солнце!»

В Сунтажах, на кладбище посёлка Кастране, 9 мая открыли памятную плиту жертвам Саласпилсского концлагеря – детям, погибшим в 1943 году.

На кладбище прибыл на час раньше. Там ещё не было ни одного человека. Седые дубы и берёзы нарядились в мягкие зелёные юбки, цветут ветреницы (анемоны), поют птицы. За лесом мирно тарахтит трактор, на полях занимаются весенними работами.

Жёлтая песочная дорожка ведёт к могильной гряде длиной в несколько метров. На её середине растёт дуб. У дуба вместо вазы гильза от артиллерийского снаряда с нарциссами. В большой могиле в 1943 году местные жители похоронили детей, у которых гитлеровцы в Саласпилсе забирали кровь. После чего этих малышей, иногда с матерями, отдали в услужение сунтажским кулакам. Дети от большой потери крови больше не оправились.
«Lai vienmēr būtu saule!»

Suntažos, Kastrānes ciema kapos, 9. maijā atklaja piemiņas plāksni Salaspils nāves nometnes upuriem bērniem, kas gājuši bojā 1943. gada.

Kapos ierados stundu agrāk. Tur vēl nebija neviena cilvēka. Sirmie ozoli un bērzi ietērpušies maigi zaļos svārkos, zied vizbulītes, dzied putni. Aiz meža mierīgi dūr traktors, laukos dara pavasara darbus.

Dzeltenu smilšu celiņš ved pie vairāk metru garas kapa kopas. Tās vidū aug ozols. Pie ozola vāzes vietā lielgabala lādiņā čaula ar narcisēm. Lielajā kapā 1943. gadā vietējie iedzīvotāji apglabāja bērnus, kam hitleristi Salaspilī bija noņēmuši asinis. Pec tam šos mazuļus reizē ar mātēm nodeva Suntažu budžu kalpība. Bērni no liela asins zuduma vairs neatžirga.

Так начинается письмо. В нескольких местах я позволю прерывать его необходимыми, как мне кажется, теперь комментариями.

К могиле подошла пожилая женщина. В руках у неё ветреницы. Это Марфа Зайцева. Её четырёхлетний сын Евгений также похоронен здесь. Мать пришла пораньше, чтобы в одиночку ещё раз оплакать своего ребёнка, которого замучили немецкие захватчики.

Зайцева вспоминает Себеж и зиму 1943 года. Раннее утро. Мороз. Внезапно в посёлок вторгаются фашисты. Всех выгоняют на улицу. Кто не может идти, тех расстреливают, дома сжигают. Женщин и детей выстраивают в ряд и гонят на станцию, бросая в вагоны для скота. Начался долгий, полный страданий путь в Саласпилс.
Pie kapa pienāk paveca sieviete. Rokās tai vizbulītes. Ta ir Marfa Zaiceva. Arī viņas 4 gadu vecais dēls Jevgeņijs te apglabāts. Mate atnākusi agrāk, lai viena pati vel un vēlreiz apraudātu savu bērnu, ko vācu iebrucēji nobendēja.

Zaiceva atceras Sebežu un 1943. gada ziemu. Agrs rīts. Sals. Pēkšņi ciemā iebrūk fašisti. Visus izdzen arā. Kas nespej iet, tos nošauj, mājas aizdedzina. Sievietes un bērnus nostāda ierinda un aizdzen uz staciju, iemet lopu vagonos. Sākas tālais, ciešanu pilnais ceļš uz Salaspili.

Большинство детей были разлучены с матерями. Однако, как видим, когда дети были совсем маленькими, то их могли оставлять с матерями, которых нацисты тоже раздавали в качестве рабов местным жителям, чтобы завоевать их симпатии. Собственно, и фашистскими карателями на Псковщине были не только и не столько немцы, сколько бойцы латышских да эстонских полицейских батальонов.

Как я также предположил, среди похороненных действительно есть уроженцы юга современной Псковской области РФ. Как мне показалось, такое сочетание фамилий, которые увековечены на плите, характерно для неё. Особенно, например, примечательна такая редкая как Фленин. Сверялся с донесениями о потерях и наградными листами на уроженцев той местности. Нашёл, например, данные о старшем сержанте Григории Сергеевиче Фленине, 1907 года рождения, призванном на службу Идрицким РВК. Он служил санинструктором в 1615-м аэродромном полку ПВО 17-й Воздушной армии 3-го Украинского фронта, был награждён медалью «За боевые заслуги». Был дважды ранен, но вернулся с войны и дожил, как минимум, до 1985 года. Может, это он отец погибшего под Сунтажами малыша?

«Моему Евгению теперь было бы 25 лет, столько же, сколько этому дубу», – говорит мать. Дуб на середнине его могилы тайно посадила одной тёмной ночью. Дуб растёт могучим. За ним ухаживали многие матери.«Manam Jevgeņijam tagad būtu 25 gadi, tikpat, cik šim ozolam,» saka māte. Ozolu viņa kapa vidū slepeni iestādījusi kādā tumša nakti. Ozols aug varens. To kopušas daudzas mātes.

Сейчас на могиле нет деревьев. Но есть рядом.

...Вдали слышится скорбная музыка. Сюда от Вартавского братского кладбища идут сотни людей большой колонной. Люди уже почтили героев, павших на Великой Отечественной войне, и теперь будут участвовать в открытии памятной плиты жертвам Саласпилсского лагеря. Подходит школьная молодежь, пионеры, комсомольцы, колхозники, трудовая интеллигенция с венками и цветами. Торжественная тишина. Пионеры снимают красное покрывало, показывается белая мраморная плита, на которой золотыми буквами написаны имена жертв фашистов и даты рождения. Евгений Зайцев, Владимир Фейн, Валерий Соловьёв, Геннадий Ашенов, Игорь Боярчукs, Михаил Сидоров и 18 неизвестных детей покоятся в этой могиле....Tālumā dzirdama sēru mūzika. Šurp no Vartavas brāļu kapiem nāk simtiem cilvēku liela kolona. Ļaudis jau godinājuši Lielā Tēvijas kara laikā kritušos varoņus un tagad piedalīsies Salaspils nometnes upuru piemiņas plāksnes atklāšana. Nāk skolu jaunatne, pionieri, komjaunieši, kolhoznieki, darba inteliģence ar vainagiem un ziediem. Svinīgs klusums. Pionieri noņem sarkanu pārvalku, atklājas balta marmora plāksne, kura zelta burtiem ierakstiti fašistu upuru vārdi un dzimšanas datumi. Jevgeņijs Zaicevs, Vladimirs Feins, Valerijs Solovjovs, Genadijs Ašenovs, Igors Bojarčuks, Mihails Sidorovs un 18 nezināmi bērni guldīti šai kapā.

Некоторые имена в письме записаны не так, как на плите. Скорее всего, неверно был разобран почерк автора, если письмо было рукописным.

Кладбище Кастранес
Братская могила детей – узников Саласпилсского концлагеря, северный угол кладбища Кастранес.

Что за Вартавское братское кладбище, затрудняюсь сказать. Возможно, имелось в виду воинское захоронение недалеко от бывшей усадьбы Кастране (ныне Тиедельцеплис), на котором в 1957 году числились похороненными 307 бойцов. Позднее останки солдат были перезахоронены в Сунтажах.

Выступал учитель Сунтажской средней школы P. Залькалнс, бывший заключенный Саласпилсского лагеря смерти, говорили колхозники. Все благодарили Советскую Армию, которая освободила нас от гнёта фашизма, отвоевала нам мир и счастливую жизнь.Runā Suntažu vidusskolas skolotājs P. Zaļkalns, bijušais Salaspils nāves nometnē ieslodzītais, runā kolhoznieki. Visi pateicas Padomju Armijai, kas atbrīvoja mūs no fašisma sloga, izkaroja mums mieru un laimīgu dzīvi.

Ну, освобождала Латвию от нацистов всё-таки не Советская Армия, а Красная Армия.

Однако понятно, почему братская могила малолетних узников Саласпилса была окружена заботой и вниманием – не мог бывший узник концлагеря быть равнодушным к могиле деток, чьи мучения он наблюдал воочию.

Когда на Сунтажи опустились вечерние сумерки и вспыхнули электрические лампочки, возле школы-интерната зажгли необычные огни. Началось факельное шествие на Сунтажское братское кладбище, где похоронены более чем 3000 павших героев. Пионеры и комсомольцы отдают дань уважения погибшим воинам Советской Армии. Там на месте лучших учеников принимают в пионеры. После торжественной клятвы звучит песня «Пусть всегда будет солнце».

С. Розанов, соавтор книги «В Саласпилсском лагере смерти»
Kad pār Suntažiem nolaižas vakara krēsla un iemirgojas elektriskās spuldzēs, pie internātskolas uzliesmo neparastas ugunis. Sākas lāpu gājiens uz Suntažu brāļu kapiem, kur apglabāts vairāk nekā 3000 kritušo varoņu. Pionieri un komjaunieši godina Padomju Armijas kritušos karavīrus. Te uz vietas labākos skolniekus uzņem pionieros. Pēc svinīgā solījuma skan dziesma «Lai vienmēr būtu saule».

S. Rozanovs, grāmatas «Salaspils nāves nometnē» līdzautors

Примечательно, что одно время факельные шествия не считались атрибутом непременно неонацистов. И коммунисты их широко практиковали.

На Сунтажском братском кладбище даже после ряда укрупнений значатся похороненными 1498 воинов (из них 1349 известных), плюс ещё 302 имени (иногда с небольшими расхождениями) продублированы на воинском братском кладбище в посёлке Мадлиена. Всего, получается, 1800 солдат. Откуда число 3000? Не исключено, что, как ни парадоксально, что верно именно оно – ведь имена почти половины погибших, в силу ряда причин, не увековечены.

И, конечно же, стоит особо обратить внимание на автора письма. Это Станислав Антонович Розанов, 1921 года рождения. Латвиец, латгалец, латыш, командир в Рабочей гвардии. Летом 1941 года он не смог отступить вместе с Красной Армией и вскоре был арестован латышскими полицаями. Был узником Рижской Центральной тюрьмы, потом – Саласпилсского концлагеря, где содержался до июля 1944 года. Затем вывезен в Райх в Нойенгаммский лагерь, откуда в 1945 году совершил побег и стал солдатом Красной Армии. В 1946 году демобилизовался и вернулся в Ригу. В дальнейшем работал оператором на Рижском приборостроительном заводе. Именно он в 1959 году в Риге опознал начальника строительства Саласпилсского концлагеря Магнуса Качеровского, который, благодаря этому, был задержан и осуждён. Суд над Качеровским всколыхнул в обществе память о Саласпилсском концлагере, что в конечном счёте привело к созданию мемориала на месте страданий и гибели тысяч людей.

Кладбище Кастранес
Воинская братская могила, восточный угол кладбища Кастранес.

Кроме того, удалось узнать кое-что и про могилу солдат Русской императорской армии. Как сообщила в одной из своих заметок газета «Brīvā Zeme» («Свободная Земля»), в воинской братской могиле на кладбище Кастранес похоронены 42 неизвестных воина, погибших в Первую Мировую войну. В субботу 13 августа 1938 года братская могила была приведена в порядок. До этого на могиле не было ни креста, ни памятника. Поэтому айзсарги (иногда – айсарги, aizsargi, по-латышски «защитники» – военизированная организация самообороны в Латвии в 1919-1940 годах) установили на могиле большой общий крест, который освятил священник сунтажской евангелическо-лютеранской общины.

Вечная память детям и воинам, покоящимся в братских могилах кладбища Кастранес!

PS. Найдены родственники трёх детей – жертв Саласпилсского лагеря! Некоторые из них живут в Латвии, но даже не подозревали, что могилы их родных сохранились. Потрясающие подробности в продолжение истории об уникальной могиле детей – узников Саласпилсского лагеря на кладбище Кастранес, где увековечены имена шести из них.

Tags: Великая Отечественная война, Видземе, Вторая Отечественная война, Латвия, Лифляндия, Русская императорская армия, Саласпилс, Сунтажи, памятники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments