Alexander Rzhavin (rzhavin77) wrote,
Alexander Rzhavin
rzhavin77

Categories:

Латыши-добровольцы в боях за Советский Союз

Я. Г. Райд: «Боевые действия латышских добровольческих полков против немецко-фашистских захватчиков на территории Эстонской ССР в 1941 году».

В интервью газете The Guardian рижский бургомистр Ушаковс разродился очередной порцией исторических откровений: «Нет сомнения, что на независимость Латвии воздействовали самым брутальным образом и при помощи оружия. Была ли это аннексия, оккупация или присоединение не так важно. Лучше оставить это историкам. Сомнений нет: Латвия не хотела становиться частью СССР, но была заставлена».

В отличие от бургомистра я не знаком с женщиной по имени Латвия, которая могла бы мне шепнуть на ушко, чего и как она хотела или не хотела в то время. Однако я могу указать на интересную статью, которая показывает, чего хотели в то время многие простые латвийцы, какие у них были умонастроения. Это сообщение на какой-то конференции ещё советских времён о том, как латышские добровольцы в 1941 году воевали за советскую власть и СССР. Вместе со своими эстонскими и русскими товарищами. Автор, если не ошибаюсь, Ярослав Георгиевич Райд (Jaroslav Raid, 1919–1984), эстонец из Тарту, добровольцем ушедший на фронт в 1941 году.

Конечно, в тексте есть опечатки, есть ряд неточностей. Например: вместо прилагательного «латышские» и существительного «латыши» следовало бы, пожалуй, во многих местах указывать «латвийские» и «латвийцы». С другой стороны, конечно же, все равно латыши составляли большинство этих добровольческих частей.

Латвийцы из числа добровольческих батальонов рабочей гвардии (рабочей дружины, как одно время говорили в Даугавпилсе-Двинске-Даугпильсе-Дзвиньске-Дюнабурге), активно действовавшей в 1940 году сами-знаете-при-каких-событиях и воссозданной в июне 1941 года, наравне с красноармейцами, краснофлотцами и чекистами, приняли на себя тяжесть первого года войны. Они защищали Лиепаю, Ригу, Таллин, Ленинград. Да, коммунисты и комсомольцы (и разделявшие их убеждения беспартийные) того времени были не чета горбачёвским номенклатурным крысятам! Они были готовы воевать и погибать за свои идеалы, беззаветно служить своему народу и своей стране. Как Латвии, так и Союзу.

Увы, печальна судьба латышских русофилов. Весь XX век они несли тяжёлые потери. Они первыми гибли за Веру, Царя и Отечество на фронтах Второй Отечественной (Первой Мировой) в составе добровольческих латышских стрелковых батальонов Русской императорской армии, они первыми гибли за честь и свободу своей Родины от европейско-фашистских оккупантов на фронтах Великой Отечественной в составе добровольческих батальонов рабочей гвардии, влившихся в ходе боев в соединения Красной Армии и войск НКВД. Как Данко, вырывали они свои сердца и озаряли ими путь латышскому народу. Жертвуя собой. А на их место приходили «осторожные», кто затаптывал их сердца. Кто вытравлял или извращал память о них. Так что мало кто может сейчас возразить бургомистру...

Но есть документы о них! Читайте и сопоставляйте со словами современных «слуг народа».

«Боевые действия латышских добровольческих полков являются составной частью общенародной борьбы против немецко-фашистских захватчиков. История их боевого пути должна стать достоянием всех советских людей и наших друзей за рубежом, интересующихся героическими событиями Великой Отечественной войны», – писал десятилетия назад эстонский товарищ Райд. Что ж, выполняем его завет, публикуем текст несомненно интересной статьи в сети:

«Боевые действия латышских добровольческих полков против немецко-фашистских захватчиков на территории Эстонской ССР в 1941 году»

Текст сообщения на военно-исторической конференции, посвященной обороне Таллина против немецко-фашистских захватчиков в 1941 году, тов. Райд Я.Г.

Публикуется по архивному документу: Эстонский государственный архив, фонд 32, опись 12, дело 24.
Примечание: Пунктуация и орфография оригинала сохранены. Сноски помещены в квадратные скобки внутри текста.
Русское Общество в Латвии благодарит Ассоциацию культурного и исторического наследия славян Балтии (Литва) за предоставленную для сканирования фотокопию документа!


Великая Отечественная война явилась серьезной проверкой всех политических и моральных качеств советского народа, в том числе народов Прибалтийских республик, лишь за год до нападения гитлеровской Германии на СССР свергших с себя диктатуру фашистской буржуазии и восстановивших советскую власть.

Борьба народа Прибалтики против гитлеровских захватчиков, активное участие эстонских, латышских и литовских национальных формирований Советской армии в боях на различных фронтах Великой Отечественной войны показали, что они о честью выдержали все испытания и с полным правом заняли место в братской семье народов Советского Союза. Эта борьба вписала много героических страниц в историю Великой Отечественной войны, о ней написано немало научных исследований и мемуаров. Данное сообщение ставит своей целью осветить некоторые события первого периода войны, к сожалению, не нашедших упоминания в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 г.г.» и до сих пор относительно мало освещенных в другой научной литературе. Сообщение ставит своей целью показать боевые действия латышских добровольческих полков против немецко-фашистских захватчиков на территории Эстонской ССР, в том числе и при обороне Таллина.

Бои на территории Советской Латвии начались с первых дней войны. В едином строю с регулярными соединениями Советской армии в них приняли участие латышские добровольческие отряды, сформированные по инициативе ЦК Компартии Латвии. Основой этих отрядов была рабочая гвардия, созданная еще в 1940 г. Теперь к рабочегвардейцам примкнули многие партийные, комсомольские и советские активисты и другие патриоты, пожелавшие с оружием в руках встать на защиту социалистической родины. Среди бойцов и командиров этих отрядов были участники гражданской войны, а также латыши – бойцы интернациональных бригад республиканской Испании, только недавно вернувшиеся в Латвию. Политическую работу в отрядах вели, как правило, руководящие партийные работники республики. Политико-моральное состояние добровольцев было исключительно высоким. Несмотря на сравнительно слабое вооружение эти отряды проявили себя с лучшей стороны уже в боях на территории Латвии. Особенно упорно сражались латышские добровольцы в многодневных боях в районе г.Лиепая, а также при обороне г.Риги [1 – Д.Генкина. В боях за Советскую Родину, «Коммунист Советской Латвии», № 2, 1958 г., стр. 21-23.].

Однако в результате временного военного превосходства гитлеровских войск соединения Советской армии были вынуждены оставить Латвию. Вместе с ними в начале июля на территорию Эстонской ССР отошли и латышские добровольцы с твердым намерением продолжать вооруженную борьбу против немецко-фашистских захватчиков. Одна часть добровольческих отрядов, перейдя границу Советской Эстонии сконцентрировалась в района г.Тырва, где 6-го июля началось формирование 1-го латышского добровольческого (истребительного) полка. Командиром полка был назначен начальник милиции Тукумского уезда тов.А.Жунис, комиссаром – 1-й секретарь ЦК ЛКСМ Латвии тов.Э.Либертс [2 – Музей революции Латвийской ССР, Инв. № 4184/10258-УП]. Одним из политработников полка был участник гражданской войны в Испании Ж.Фолманас, которого общественность нашей страны знает больше под именем Жана Гривы – популярного писателя Латвии, и депутата Верховного Совета ССР.

1-й латышский добровольческий полк с боями отходил из Тырва через Вильянди на Пыльтсама, где 7-го июля имел первый бой с противником. На протяжении последующих десяти дней подразделения полка провели ряд успешных боевых операций и нанесли серьезный урон регулярным войскам противника, а также бандам эстонских националистов. Так, например, вблизи местечка Колга-Яани латышскими добровольцами была разгромлена автоколонна гитлеровцев. Фашистские захватчики потеряли несколько автомашин и 25 человек убитыми [3 – E.Liebert. Ulesanne taideti auga. Suure voitluse algus. Malestusi Suure Isamaasoja esimestest kuudest.Tallin,1965,1k.203.]. В целях лучшего использования латышских добровольцев командование 8-й армии 26-го июля передало его в оперативное подчинение 10 стрелковой дивизии [4 – Партархив ЦК КП Латвии, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 44, л. 20-а.]. В составе этой дивизии полк сражался с противником до последних часов пребывания на территории Эстонии. Выполняя первое задание командира дивизии полк занял оборону в районе г.Тюри, где в течение 8 дней с другими частями дивизии отражал попытки гитлеровцев пробиться к Таллину. Здесь же вел бой с фашистскими захватчиками Валмиерский добровольческий батальон. Впоследствии этот батальон был включен в состав 1-го латышского полка. Во время боев в районе Тюри полк посетил секретарь ЦК КП Латвии А.Я.Пельше. Он познакомил бойцов и командиров с деятельностью ЦК Компартии Латвии и сообщил им о формировании другого латышского добровольческого полка в районе г.Тарту [5 – E.Liebert . Ук.соч. стр. 206.].

После многодневных и упорных боев на этих позициях полк под напором превосходящих сил противника был вынужден отойти, понеся значительные потери. 27-го июля у местечка Кирна погиб командир полка тов.А.Жунис. Вместо него командование дивизии назначило и.о. командира полка капитана Мельникова, грамотного и требовательного офицера, сумевшего быстро завоевать уважение бойцов и командиров и сделавшего много для поднятия боеспособности полка [6 – E.Liebert . Ук.соч. стр. 207.].

10-го августа полк был выведен в резерв дивизии и сосредоточен в районе Перила-Пикавере. Здесь личный состав полка немного отдохнул и впервые получил военное обмундирование. Пользуясь некоторой передышкой усилили свою работу партийные и комсомольские организации. В эти дни были приняты в ряды Ленинского комсомола более 40 молодых бойцов полка. Несколько наиболее отличившихся добровольцев были приняты в кандидаты Коммунистической партии. Бойцы и командиры полка хорошо понимали страшную угрозу, Нависшую над нашей Родиной в результате продвижения гитлеровских войск. Поэтому они решили не только с оружием в руках сражаться против ненавистного врага, но и оказать посильную материальную помощь тылу. В этих целях личный состав полка внес в фонд обороны страны облигаций и других ценностей на сумму 400000 рублей [7 – Там же, стр. 208.].

После краткого отдыха полк латышских добровольцев вновь включился в боевые действия, сперва на дальних, а затем и на ближних подступах к гор.Таллин. В этот период боев особенно отличилась группа комсомольцев-разведчиков под командованием тов.Я.Бартуша. Отважные разведчики неоднократно проникали на 15-20 км в тыл врага и доставляли командованию ценные сведения [8 – Д.Генкина. Ук. соч., стр. 25.].

В ночь на 26-е августа полк нанял позиции в границах столицы Советской Эстонии, упираясь правым флангом в озеро Юлемисте, а левым – в Вильяндиское (Раудалаское) шоссе. На этих позициях латышские добровольцы приняли свой последний бой в Эстонии. Вот как описывает это событие бывший комиссар полка Эдуард Либертс: «Утром, 27 августа в помощь к нам прибыл отряд военных моряков. После нескольких незначительных атак противник предпринял в послеобеденные часы решающее наступление. Фашисты были пьяны и шли в атаку с громкими криками, поливая наши полиции автоматным огнем. Мы подпустили гитлеровцев на 40-50 метров и тогда открыли огонь из 6 станковых и десятка ручных пулеметов. От сильного огня оружие накалилось, а потерявшие последний рассудок «завоеватели мира» все продолжали лезть на нас через трупы своих солдат. Только к вечеру гитлеровцы прекратили атаки, но зато усилили артиллерийский и минометный обстрел» [9 – E.Liebert . Ук. соч. стр. 209-210.].

В ночь на 28 августа, по приказу командования, полк снялся с позиций и в Таллинском порту погрузился на транспортный пароход. На следующий день латышские добровольцы совместно с другими защитниками Таллина эвакуировались в Ленинград. 1-й латышский добровольческий полк с честью выполнил все поставленные перед ним задачи. Отзывы командования 8-й армии о боевых действиях полка были весьма положительные [10 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 44, л. 20-б.].

Другая часть латышских добровольческих отрядов вступила на территорию Эстонии в начале июля в районе г.Валги и стала отходить по направлению к г.Тарту. В начале второй декады июля эти, в основном, небольшие отряды, сосредоточились у местечка Торма, северо-восточнее Тарту, где в эти дни был расположен штаб эстонских добровольческих (истребительных) батальонов Тартуского уезда. 14 июля в Торма состоялось совместное заседание представителей Центральный Комитетов КП Эстонии и КП Латвии, на котором было принято решение о формировании 2-го латышского добровольческого (истребительного) полка. Командиром полка был назначен проректор Латвийской сельскохозяйственной академии, полковой комиссар запаса тов. К.Ульпе, комиссаром полка – заведующий отделом ЦК КП Латвии тов. К.Циелавс [11 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 44, л.л. 13 и 14.]. Кроме того на территория Тартуского уезда действовал еще отдельный Иелгавский добровольческий батальон, под командованием заведующего кафедры марксизма-ленинизма Иелгавского учительского института тов. К.Жубит.

При формировании полка и батальона строго соблюдался принцип добровольности. Выступая на собраниях будущих бойцов, командир полка тов. Ульпе спрашивал: «Все ли желают и могут по состоянию здоровья вступить в полк и биться с гитлеровскими захватчиками?» Ответ на этот вопрос был всегда один и тот же: «Будем биться насмерть» [12 – Там же, л. 2.]. Ряд командных должностей в полку занимали офицеры Советской армии только что окончившие военные училища.

В связи с тем, что полк и батальон латышских добровольцев должны были выполнять боевые задания на территории Тартуского уезда, их передали в оперативное подчинение уездному штабу добровольческих отрядов, который возглавлялся секретарем Тартуского укома КП(б) Эстонии тов.Э.Авальдом. Для организации постоянной связи между латышскими и эстонскими добровольческими подразделениями, уездный штаб командировал в латышский полк 16 оперативных работников. Основной задачей эстонских и латышских добровольческих подразделений была борьба против гитлеровских парашютистов и банд эстонских националистов, пытавшихся по заданию германского командования совершать вооруженные нападения в тылу и на коммуникациях советских войск. Эстонская буржуазная эмиграция и некоторые реакционные круги за рубежом утверждают до сих пор, что эти банды состояли, якобы, из так называемых «борцов за независимую буржуазную республику», ничего общего не имеющих с гитлеровцами. Эта ложь легко опровергается имеющимися в нашем распоряжении документами, приводить которые здесь нет необходимости. Интересно то, что не так давно поступило подтверждение использования эстонских националистов фашистским командованием и «с той стороны». В 1963 году в Мюнхене (Западная Германия) вышла книга известного гитлеровского разведчика Оскара Рейле. В ней автор подробно и откровенно рассказывает, как нацистская разведка еще до начала войны вербовала и готовила на территории Финляндии «патриотов» из числа эстонских фашистских молодчиков, намереваясь использовать их для диверсий в тылу советских войск [13 – O.Reile. Geheime Ostfront. Munchen-Wels, 1963, стр. 296 и 369-370.].

С первых же дней своего существования латышскому полку пришлось вести бои не только с немецкими парашютистами и буржуазно-националистическими бандами, но н с регулярными частями гитлеровской армии. Сообщая о боевых операциях полка, газета «Правда» писала: «Часть, которой командовал тов. Ульпе..., наголову разбила крупную колонну немецких войск у западного берега Чудского озера, уничтожила несколько танков врага, много грузовых машин, захватила штабную машину, много мотоциклов, различное оружие и пленных» [14 – «Правда» № 288, 17 октября 1941 г.].

К двадцатым числам июля полк дислоцировался в районе поселка Пуурмани, что к северо-западу от Тарту, и находясь теперь в оперативном подчинении 125 стрелковой дивизии, вел активную разведку в направлении озера Вырцярв. 21 июля подразделения полка устроили засаду недалеко от местечка Лалси и неожиданно напали на крупный отряд гитлеровцев, продвигавшихся в северном направлении. В результате короткого боя фашистский отряд был разбит. Латышские добровольцы захватили 2 легковые машины, 82 велосипеда и много различного оружия [15 – Музей революции ЛCCP, инв. № 5147/10768-УП.]. Этими победами латышские добровольцы достойно отметили первую годовщину восстановления Советской власти в Прибалтике и доказали, что в определенных условиях они могут успешно вести бои с регулярными войсками противника.

Но не все бои кончались для полка успешно. Как известно, в середине июля, гитлеровцы, взбешенные задержкой наступления в центральной части Эстонии, перебросили туда три дополнительные дивизии и усилили нажим на оборонительные рубежи советских войск [16 – История Великой Отечественной войны Советского Союза I94I-I945. Том второй. Москва, 1961, стр. 83.]. 25-го июля, во второй половине дня немецко-фашистские войска атаковали позиции латышских добровольцев у поселка Пуурмани. Полк на протяжении семи часов стойко оборонялся и отошел в полном порядке к северо-востоку лишь после того, как противник открыл сильный минометный огонь [17 – Партархив ЦКЛ, ф. 301, oп. 1, ед.хр. 44, л. 5.].

По заданию командования 125 стрелковой дивизии полк должен был занять новую оборону у поселка Паламузе. Однако при подходе к атому населенному пункту выяснилось, что он уже занят гитлеровцами и полк отрезан от других советских войск. С большим трудом латышским добровольцам удалось пробиться из временного окружения, понеся при этом весьма значительные потери. В этих боях совершил героический подвиг коммунист, политрук Карлис Робенбергс [18 – Д.Генкина, Ук. соч. стр. 25.]. Прикрывая пулеметным огнем отход товарищей, он был тяжело ранен, но несмотря на это продолжал вести огонь. В бессознательном состоянии К.Розенбергс был захвачен в плен гитлеровцами и впоследствии казнен ими. В эти дни полк лишился своего командира. В результате налета фашистских самолетов погиб К.Ульпе, а комиссар полка К.Циелавс был ранен и эвакуирован в госпиталь.

В конце июля полк сконцентрировался в мызе Таммику в 3 километрах к югу от города Йыхви. Там новым командиром полка был назначен тов. Ф.Пуце, комиссаром полка – тов. Д.Деглав и начальником штаба – тов. Г.Брозиньш. Ф.Пуце и Г.Брозиньш ранее сражались с фашистами в рядах интернациональных бригад в Испании. А.Деглав имел большой опыт подпольной партийной работы в буржуазной Латвии. Некоторые изменения были произведены в структуре полка. В его состав вошел теперь и Иелгавский добровольческий батальон. Кроме того были созданы кавалерийский эскадрон и велосипедная рота [19 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301., оп. 1, ед.хр. 48, л. 2.]. Создание новых подразделений повысило мобильность полка и позволило совершать быстрые броски в лесах и болотах Выруского уезда, где на машинах не всегда можно было проехать.

Дислоцируясь в районе г.Йыхви полк выполнял в основном задания во борьбе с вооруженными буржуазно-националистическими бандами и охране коммуникаций советских войск. Ряд операций такого рода был проведен совместно с отрядами эстонских добровольцев. Так, например, в начале августа объединенный отряд, состоявший из 1-го батальона латышского полка под командованием л-та П.Догадова и кавалерийского эскадрона Тартуского добровольческого батальона провел крупную операцию по очистке от банд и немецко-фашистских парашютистов богатой лесами и болотами местности, расположенной к югу от шоссе между Раквере и Йыхви. В результате этой операция был разгромлен ряд вражеских банд [20 – Партархив ЦК КП Эстонии, ф. 32. оп. 1, ед.хр. 9, л.л. 130, 131 и 134.].

Когда немецко-фашистские войска стали приближаться к г.Йыхви, полк получил задание вести разведку на участке между шоссе Йыхви-Тарту и рекой Нарва, чтобы предотвратить неожиданный выход гитлеровцев во фланг отходящим с боями к Нарве соединений 8-й армии. Это было по-существу последним заданием, которое латышские добровольцы выполняли на территории Эстонии. 13 августа полк отошел через железнодорожную станцию Вайвара к курорту Нарва-Йыесуу, а оттуда на следующий день по берегу Нарвского залива пересек бывшую границу между буржуазной Эстонией и СССР и вступил на территорию Ленинградской области.

Таким образом в середине августа закончился первый этап в истории 2-го латышского добровольческого полка. Действуя на территории Эстонской ССР, командование полка находилось в постоянном контакте с местными партийными и советскими органами, решало с их помощью вопросы снабжения личного состава и координировало свои действия с эстонскими добровольческими отрядами. Латышские добровольцы чувствовали постоянную поддержку эстонского трудового народа. Местное население помогало ориентироваться латышам в незнакомых местах, а также сообщало о расположении вражеских банд и регулярных частей гитлеровской армии. Так, благодаря информации, полученной от одного жителя деревни Тарумаа (Вируский уезд) удалось обнаружить и спасти племенное стадо совхоза Поркуни (угнанное и скрытое бандитами на трудно-досягаемом болоте Мурака-соо). В воспоминаниях многих участников событий первых военных месяцев, хранящихся в Партархиве Института истории партии при ЦК КП Эстонии дается высокая оценка боевым действиям и боевому товариществу латышских добровольцев, совместной борьбе эстонцев, латышей, русских и представителей других народов СССР против гитлеровских захватчиков, боевой дружбе, сплоченной горячим патриотизмом всех советских людей [21 – Партархив ЦК КПЭ, ф. 32, оп. 1, ед.хр. 4, л. 86 и др.].

Помимо перечисленных выше двух латышских полков и вошедших в их состав подразделений, на территории Советской Эстонии вели бои с противником еще некоторые, в основном, небольшие отряды латышских добровольцев. Так, например, одна рота латышей входила в состав эстонского Нарвского рабочего полка [22 – Партархив ЦК КПЭ, ф. 32, оп. 1, ед.хр. 11, л. 93.]. Отдельные группы латышей сражались в составе и других эстонских добровольческих отрядов. Об общей численности латышских добровольцев, воевавших на территории Эстонской ССР летом 1941 года, имеются весьма разноречивые данные. Наиболее достоверными следует считать сведения, содержащиеся в письме ЦК КП(б) Латвии н СНК Латвийской ССР Центральному Комитету КП(б) Эстонии от 26 июля 1941 года. В этом документе указывается, что на 16 июля 1941 г. в Эстонии вели бои с фашистскими агрессорами 2400 латышей [23 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 44, л. 20-а.]. На самом деле эта цифра могла быть немного больше, ибо в ней не учитывались латышские отряды, входившие в состав эстонских добровольческих батальонов и рабочих полков.

Боевые действия латышских добровольцев на территории Советской Эстонии причинили противнику серьезный ущерб и не раз нарушали его планы. Об этом убедительно свидетельствуют даже вынужденные признания самих гитлеровцев (как в период военных операций, так и в последующие годы). Так, 18 августа 1941 года в радиопередаче из оккупированной Риги сообщалось, что в Эстонии действуют латышские части, которые препятствуют наступлению германских войск на Таллин, Фашисты предлагали премию в 5000 марок тем, кто будет содействовать поимке латышских бойцов и командиров. Лицам же, которые окажут латышам помощь, угрожали смертной казнью [24 – E.Llebert. Ук. соч., стр. 203.].

А вот краткое изложение содержания некоторых заметок о действиях латышских добровольцев, опубликованных в фашистских газетах, выходивших в период оккупации в Эстонии: в июле месяце 1941 года у почтового хутора Кааве (ныне Йыгеваский район) банда "омакайтсе" напала на местных советских активистов. Когда бандиты собрались начать решающее наступление, они сами были атакованы бойцами латышского истребительного батальона. Не выдержав атаки, банда отступала в лес [25 – «Eesti Sona» № 168, 24.VII.1942.]. В другой заметке сообщается, что наличие в районе Торма латышских и эстонских добровольческих батальонов мешала бандам местных националистов наладить связь с регулярными германскими войсками [26 – «Eesti Sona» № 169, 25.VII.1942.]. Газеты сообщали также об успешном бое латышского добровольческого батальона с немецким подразделением у местечка Латкалу (ныне Вильяндиский район), в ходе которого гитлеровцы имели потери [27 – «Eesti Sona» № 165, 22.VII.1942.].

Сведения о боевых действиях латышей можно найти и в современной реакционной эмигрантской литературе. Например, в одном сборнике, изданном в Швеции в 1957 г., сообщается об отступлении отряда «омакайтсе» под натиском латышского истребительном батальона в болото Умбузи [28 – Eesti riik ja rahvas II Maailmasojas. IV, Stokholm, 1957, стр. 111.].

После отхода на территорию Ленинградской области 2-й латышский добровольческий полк продолжал действовать в составе 125 стрелковой дивизии и участвовал совместно с другими частями Советской армии, а также с Нарвским рабочим полком в тяжелых боях с гитлеровцами в излучине реки Луга. 3 сентября полк был отведен в деревню Устье на кратковременный отдых. Тогда же был подучен приказ командования 8-й армии о переименовании добровольческого полка в 76-й отдельный латышский стрелковый полк [29 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 50, л. 7.]. Одновременно личный состав полка впервые получил военное обмундирование, что было очень кстати, ибо гражданская одежда, в которой добровольцы воевали с первых дней войны, изрядно износилась. Таким образом, полк стал регулярной частью Советской армии и его отличало от других частей только то, что никто из командиров и политработников (кроме нескольких лейтенантов, прикомандированных к полку) не имел военных званий. Этот вопрос так и не был решен за время существования полка и являлся помехой во взаимоотношениях с соседними частями.

На отдыхе полк находился всего около двух суток, а затем вновь стал отходить с боями к Ленинграду, неся при этом довольно ощутимые потери. С 6 сентября латышский полк участвовал в боях у Ропши, где соединениям 8-й армии приостановили наступление гитлеровцев на Ленинград. После того, как немецко-фашистским войскам удалось прорваться в районе Стрельны к Финскому заливу и отрезать от Ленинграда часть 8-й армии, полк выполнял различные боевые задания в районе Петергофа, действуя часто совместно с дивизиями Ленинградского народного ополчения, состоявшими как и латышский полк из партийных и советских активистов, рабочих, представителей интеллигенции и других добровольцев.

В конце сентября полк получил задание выбить противника из деревни Агакули, расположенной на подходе к шоссейной дороге Капорье-Петергоф, к северо-востоку от отметки 76.3. Латышским бойцам удалось сперва несколько потеснить врага, но не получив достаточной артиллерийской поддержки, они не смогли окончательно выбить гитлеровцев из деревни. 29 сентября, когда полк предпринял очередную атаку позиций противника в Агакули, погиб в бою командир полка Ф.Пуце. Новым командиром полка был назначен Я.Паневич. В связи с тем, что почти одновременно из полка выбыл и комиссар А.Деглав, получив сильную контузию, исполняющим обязанности комиссара был назначен бывший комсорг полка Я.Райд [30 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 48, л. 23.].

После неудачных боев в районе дер. Агакули полк занял оборону в Старом Петергофе и с 8 октября перешел в оперативное подчинение командира 11 стрелковой дивизий [31 – Там же, л. 19]. В эти дни в состав полка вошел батальон латышей, сформированный из бойцов 1-го латышского добровольческого полка, принимавшего участие в обороне Таллина и эвакуировавшегося из Таллина в конце августа. Командиром этого батальона был Ж.Фолманис (Грива). Полк пополнялся и за счет других латышей, направляемых в его состав по приказу командования 8-й армии [32 – Там же, л. 20].

Еще в августе ЦК КП(б) Латвии и СНК Латвийской ССР вошли с ходатайством в Государственный Комитет Обороны о создании латышской стрелковой дивизии. В сентябре было принято соответствующее решение и в Гороховецких лагерях под Горьким началось формирование 201 латышской стрелковой дивизии Советской Армии. В связи с этим встал вопрос и об эвакуации бойцов и командиров латышского полка из-под Ленинграда и направлении их в формирующуюся дивизию. 20 октября командование 8-й армии издает приказ № 0102 на основании которого, согласно указанию командующего войсками Ленинградского фронта 76 отдельный латышский стрелковый полк был расформирован. Командный состав полка был направлен в распоряжение начальника отдела кадров, а политсостав – в распоряжение Политотдела 8-й армии. Из бойцов полка было сформировано отдельное подразделение, которое находилось во втором эшелоне 11 стрелковой дивизии [33 – Партархив ЦК КПЛ, ф. 301, оп. 1, ед.хр. 48, л. 27.] до эвакуации с Ораниенбаумского плацдарма. В начале ноября большинство латышей прибыло в Ленинград, а оттуда в конце декабря через замерзшее Ладожское озеро выехало к месту формирования латышской дивизии.

Боевой опыт и традиции, приобретенные бойцами и командирами латышских добровольческих полков во время боев на территории Эстонской ССР и Ленинградской области, не пропали зря. Влившись в ряды латышской стрелковой дивизии, бывшие добровольцы успешно сражались с немецко-фашистскими захватчиками под Москвой, Старой Руссой, Даугавспилсом, Резекне и Ригой, а после окончания войны вновь вернулись к мирной созидательной жизни в освобожденной Советской Латвии.

Настоящее исследование не исчерпывает всех вопросов, связанных с историей латышских добровольческих полков. Подробного изучения заслуживают такие вопросы, как взаимодействие в бою между латышскими добровольческими полками и другими частями Советской армии, боевой путь отдельных латышских отрядов до их включения в состав полков и др. Выяснения ожидает и дальнейшая судьба некоторых бывших бойцов и командиров полков, в том числе тех немногих русских товарищей, которые были направлены в полки командованием 8-й армии. Боевые действия латышских добровольческих полков являются составной частью общенародной борьбы против немецко-фашистских захватчиков. История их боевого пути должна стать достоянием всех советских людей и наших друзей за рубежом, интересующихся героическими событиями Великой Отечественной войны.

Старший преподаватель кафедры Истории СССР Тартуского госуниверситета, кандидат исторических наук Я.Г.Райд.


Tags: Великая Отечественная война, Латвия, Эстония, рабочая гвардия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments