rzhavin77

Categories:

Лётчик-истребитель Терентьев: пятикратный георгиевский кавалер

Могила героического русского пилота, погибшего в бою под Ригой, затерялась на Покровском кладбище

Посетители главного православного некрополя латвийской столицы знают, что там есть братская могила русских воинов, погибших в годы Первой Мировой войны за Веру, Царя и Отечество. Однако этими 21 солдатами число похороненных на Покровском кладбище Риги участников войны, именуемой на Западе Великой, а в России когда-то – Второй Отечественной, не ограничивается. К сожалению, не все их могилы сохранились до наших дней. И теперь некуда возложить цветы на могилу офицера Михаила Терентьева, одного из немногих, среди наград которого было пять крестов с изображением святого великомученика и победоносца Георгия.

Для начала немного фалеристических подробностей. Георгиевскими кавалерами считаются те, кто был награждён орденом святого Георгия, Георгиевским крестом или Золотым оружием «За храбрость». При этом обыватели часто путают орден святого Георгия с Георгиевским крестом. Что неудивительно: они имели похожую форму в виде креста с изображением святого всадника-змееборца по центру, носились на одинаковой ленте цвета пламени и дыма и вручалась за ратные подвиги.

Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был учреждён 26 ноября (7 декабря) 1769 года и являлся высшей военной наградой Российской империи. Награда представляла собой золотой эмалированный белый крест, делилась на четыре степени (крест был разного размера и носился по-разному) и вручалась последовательно от низшей четвёртой (за некоторыми исключениями) до высшей первой исключительно офицерам (обер-офицерам, штаб-офицерам и генералам). За всю историю существования ордена только четыре человека стали полными его кавалерами – то есть, награждёнными всеми четырьмя степенями: генерал-фельдмаршал светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский, генерал-фельдмаршал князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли, генерал от инфантерии граф Иван Фёдорович Паскевич-Эриванский и генерал-фельдмаршал граф Иван Иванович Дибич-Забалканский. Ещё три человека были награждены орденом Святого Георгия с третьей по первую степень: генерал-фельдмаршал светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический, генералиссимус князь Александр Васильевич Италийский, граф Суворов-Рымникский и генерал от кавалерии граф Леонтий Леонтьевич Беннигсен.

А для нижних чинов (рядовые, ефрейторы, унтер-офицеры и т.п.) в 1807 году был введён Знак отличия Военного ордена Святого Георгия («Егорий» в просторечье), который носился на груди на ленте тех же цветов, что и орден. Форма знака была идентичной орденской, только крест не был эмалирован, а изготавливался из серебра. С 1856 года для Знака отличия Военного ордена были введены четыре степени, награждение которыми производилось строго последовательно от младшей, четвёртой, степени, к старшей, первой. При этом кресты изготавливались из золота (первая и вторая степени) и серебра (третья и четвёртая). В 1913 году был утверждён новый статут Знака отличия Военного ордена, который с тех пор стал официально называться Георгиевским крестом. За всю 57-летнюю историю четырёхстепенного Знака отличия Военного ордена его полными кавалерами (обладателями всех четырёх степеней) стали около двух тысяч человек.

Ещё были Георгиевские медали, кресты за некоторые сражения, но не буду усложнять. Главное, помнить: для офицеров был орден Святого Георгия, для нижних чинов – Георгиевский крест. Однако в годы Первой Мировой войны бывали и такие случаи, когда способный нижний чин, награждённый одним или несколькими Георгиевскими крестами, становился офицером и получал за подвиги ещё и Военный орден Святого Георгия. Тогда на его груди красовались и солдатская, и офицерская награда. К сожалению, я не нашёл, сколько именно таких героев было, но очевидно, что не так уж и много. А уж тех, у кого было не четыре, казалось бы, максимально возможных креста со змееборцем, а пять, было ещё меньше. Одним из таких офицеров стал Михаил Терентьев. Точнее, почти стал. Потому что он стал кавалером самой уважаемой офицерской награды Российской империи посмертно.

Лист метрической книги церкви во имя Афанасия Патриарха Александрийскогo с записью о рождении Михаила Терентьева (ГАТО, фонд 160, опись 15, дело 1833, лист 61).
Лист метрической книги церкви во имя Афанасия Патриарха Александрийскогo с записью о рождении Михаила Терентьева (ГАТО, фонд 160, опись 15, дело 1833, лист 61).

Михаил Терентьевич Терентьев родился 29 сентября 1890 года в крестьянской семье в деревне Маслово Прасковьинской волости Старицкого уезда Тверской губернии. Отец – Терентий Евфимов, мать – Пелагея Алексеева. Получается, официально семья была бесфамильной, а потому будущему лётчику впоследствии фамилию записали по отчеству. Младенец Михаил был крещён священником Павлом Анкирским 30 сентября в селе Алферьево в церкви во имя Афанасия Патриарха Александрийскогo  (ГАТО, фонд 160, опись 15, дело 1833, лист 61). Получил начальное домашнее образование. 15 ноября 1911 года поступил на воинскую службу рядовым в 1-ю артиллерийскую бригаду. 14 мая 1913 года он был командирован в Офицерскую школу авиации Отдела воздушного флота, по окончании которой 18 февраля 1914 года был назначен на службу в 1-ю авиационную роту. С 1 марта 1914 года Терентьев служил в 22-м авиационном отряде, получив 13 сентября 1914 года чин старшего унтер-офицера. 5 июня 1915 года Терентьев был назначен в 21-й корпусной авиационный отряд.

Военный лётчик 1-го авиаотряда истребителей прапорщик М.Т. Терентьев. Рига, лето 1917 (из собрания А.А. Зарайского). // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.
Военный лётчик 1-го авиаотряда истребителей прапорщик М.Т. Терентьев. Рига, лето 1917 (из собрания А.А. Зарайского). // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.

21 июня 1916 года он был командирован в Москву в Офицерскую временную авиационную школу для обучения полетам на быстроходных аппаратах. С 28 июля 1916 года служил во 2-м авиационном отряде истребителей. Приказом по армиям Западного фронта № 667 от 15 октября 1916 года за боевые отличия Михаил Терентьев получил чин прапорщика. 20 ноября 1916 года Терентьева перевели в 1-й авиационный отряд истребителей, воевавший на Северном фронте под Ригой. Интересно, что в 1917 году этот отряд начал использовать эмблему «Адамова голова» (череп с костями). Лётчики воевали на французских самолётах  Моран-Солнье Монокок (Morane-Saulnier Type VI или Monocoque), Ньюпор XI (Nieuport 11), Ньюпор X (Nieuport 10), Ньюпор XXI (Nieuport 21), Ньюпор XVII (Nieuport 17) и Ньюпор XXIII (Nieuport 23). Командиром отряда был штабс-капитан Константин Константинович Вакуловский (1894-1918). Среди пилотов был латыш – Пётр-Эдуард Мартинович Томсон (1891-1970е).

Военный лётчик 1-го авиаотряда истребителей прапорщик М.Т. Терентьев у своего «Ньюпора-17». // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.
Военный лётчик 1-го авиаотряда истребителей прапорщик М.Т. Терентьев у своего «Ньюпора-17». // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.

Терентьев воевал храбро, заслужив все четыре степени Георгиевского креста: 

4-я степень, № 93697. Приказом по 22-му армейскому корпусу от 13 апреля 1915 года за то, что «12 сентября 1914 года... при очень рискованной погоде полетел на Скопциово, заметил колонну противника, шедшую из Сейны в Скопциово, бросил в нее бомбы и о колонне донёс. На следующий день 13 сентября... вылетел при ещё худшей погоде, облетел район Сопоцкин-Скопциово-Сейны, нашел бивакующую пехоту и обоз и предоставил возможность своему наблюдателю штабс-капитану Василевскому бросить бомбы в противника. На этот раз погода так испортилась, что летчики заблудились в тумане и залетели за 100 верст к Вельску».

3-я степень, № 119840. Приказом по 35-му армейскому корпусу № 13 от 27 января 1916 года «за ряд воздушных разведок».

2-я степень, № 21695. За то, что «5-го марта сего года, несмотря на крайне неблагоприятную погоду, взлетев на высоту 500 метров, под сильным ружейным и артиллерийским огнём противника, удачно корректировал стрельбу нашей батареи, чем оказал содействие нашему успеху на этом направлении».

1-я степень, № 8234. 23 марта 1916 года (награждён лично Великим князем Георгием Михайловичем) «за отличия в боях с 5-го по 8-е марта 1916 года».

М.Т. Терентьев у своего «Ньюпора-17», на котором вскоре погибнет (11 августа 1917 года). // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.
М.Т. Терентьев у своего «Ньюпора-17», на котором вскоре погибнет (11 августа 1917 года). // М.А. Хайрулин, В.П. Куликов «Российские лётчики истребители Первой Мировой войны». СПб: «Гангут», 2014.

Став офицером, Терентьев заслужил в 1917 году орден Святой Анны 2-й степени с мечами. А приказом по 12-й армии № 1035 от 29 октября 1917 года прапорщик Михаил Терентьев стал кавалером Военного ордена Святого Георгия четвёртой степени «за то, что 4-го августа 1917 г. произвёл воздушную разведку, проникнув в тыл неприятельского расположения, несмотря на то, что подвергся ураганному обстрелу, от чего самолёт получил ряд серьёзных пробоин. Разведка дала ценные результаты, выяснив накапливание противника и его резервов в угрожаемом нам районе. 11-го августа 1917 г. прапорщик Терентьев, вылетев для охраны самолёта [корпусного авиационного] отряда, геройски погиб, будучи преследуем неприятельским истребителем, запечатлев своей смертью содеянный им подвиг».

Личный состав 1-го авиаотряда истребителей. Июль-август 1917, незадолго до гибели Терентьева (из собрания П.В. Заики). // Авиация России в Первой мировой и Гражданской войнах, http://ava.org.ru.
Личный состав 1-го авиаотряда истребителей. Июль-август 1917, незадолго до гибели Терентьева (из собрания П.В. Заики). // Авиация России в Первой мировой и Гражданской войнах, http://ava.org.ru.

Как видим, увы, посмертно. О том, когда и как погиб прапорщик Терентьев, было давно известно всем любителям истории русской военной авиации. Газета «Рижское утро» за 13 августа 1917 года (№ 196) так описала гибель лётчика: «День 11 августа закончился для наших лётчиков тяжёлой потерей – убит в воздушном бою прапорщик Терентьев – "один из стаи славных" истребителей нашего воздушного флота. Летя на преследование германских самолётов, в паре с товарищем, прапорщик Терентьев в районе Катериненгоф [фольварк Katarinenhof, современная Katrīnmuiža в пяти километрах юго-западнее Кекавы – прим. моё] был атакован быстроходнейшим немецким аэропланом новейшей конструкции. Лётчик был убит в ту минуту, когда был совершенно беззащитен. "Немец", пользуясь лёгкостью и быстроходностью своего аппарата путём нескольких гибких виражей "лёг" нашему аэроплану "на хвост" и безнаказанно обстрелял прапор. Терентьева из пулемёта. Первыми же пулями лётчик был вероятно убит, так как аппарат стал падать "листом", т.е. без всякого управления. По рассказам очевидцев падения, прап. Терентьев был почти перерезан неприятельскими пулями».

Но где был Терентьев похоронен, ни один источник не указывал. Теперь же мы можем сказать, где упокоился прапорщик Терентьев. Огромное спасибо Центральному государственному историческому архиву Санкт-Петербурга за то, что они сохранили и оцифровали метрическую книгу церкви штаба 12-й армии (ЦГИА СПб, фонд 19, опись 128, дело 1899)! Там сообщается, что погибший в бою 11 августа 1917 года военный лётчик прапорщик Михаил Терентьевич Терентьев был 14 августа 1917 года отпет священником-проповедником 12-й армии Сергием Баженовым и похоронен на рижском Покровском кладбище..

Лист метрической книги церкви штаба 12-й армии с записью о погребении прапорщика Михаила Терентьева (ЦГИА СПб, фонд 19, опись 128, дело 1899, лист 214).
Лист метрической книги церкви штаба 12-й армии с записью о погребении прапорщика Михаила Терентьева (ЦГИА СПб, фонд 19, опись 128, дело 1899, лист 214).

К сожалению, через несколько дней, 19 августа (1 сентября по новому стилю), германцы пошли в наступление, прорвали фронт под Икскюлем (современная Икшкиле), русские войска начали отходить и 21 августа (3 сентября) 1917 года оставили Ригу. Очевидно, что товарищи не успели поставить на могиле Терентьева ничего, кроме деревянного креста. Который, похоже, в последующие лихолетия пропал. Или же надпись на нём стала нечитабельной, и пятикратный георгиевский кавалер прапорщик Терентьев теперь покоится на Покровском кладбище как безымянный воин.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded