Alexander Rzhavin (rzhavin77) wrote,
Alexander Rzhavin
rzhavin77

Categories:

Российские чиновники и память о погибших солдатах: опять равнодушие?

Ошибки даже в элементарном: на памятной плите Schtalag вместо правильного Stalag.

В городе Резекне найдены останки пленных красноармейцев, умерших в Stalag 347 (потом 340). Причём найдены там, где и так было известно, что находятся их могилы. Просто они никак не были обозначены. Даже советской властью, хотя нам тогда вбивали в голову насквозь лживый лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто!»

Для начала небольшая цитата со статуса в соцсети Facebook Генерального консульства России в Даугавпилсе: «В ходе работ по благоустройству территории сквера у мемориала узникам нацистского концлагеря в г.Резекне, осуществляемых в рамках совместного проекта Программы приграничного сотрудничества «Россия-Латвия» на период 2014-2020 гг., на небольшой глубине были обнаружены человеческие останки. На место оперативно прибыли представители городских властей, поисковики, а также сотрудники Генконсульства... Упомянутая территория была немедленно закрыта для посетителей, строительные и реновационные работы приостановлены до принятия городскими властями решения относительно дальнейшей судьбы обнаруженных останков».

Памятная плита, мемориал в Резекне на улице Атмодас
Памятная плита на английском и немецком языках на мемориале в Резекне на месте лагеря военнопленных на улице Атмодас. Слово Stalag неверно записано как Shtalag и Schtalag.


Сразу возникает вопрос. Господа российские чиновники, курирующие совместный с Латвией проект, а почему поисковиков позвали ПОСЛЕ начала работ по благоустройству территории, а не ДО? Поясняю. Любой краевед в Резекне знает, что это за место на севере города в районе улиц Атмодас, Космонауту и др. Место страшное. Там в Великую Отечественную войну был нацистами устроен лагерь для советских военнопленных. И погибших там было вряд ли сильно меньше, чем в, простите за слово, распиаренном отделении рижского Шталага 350 в Саласпилсе. Содержались в том месте не только военные и не только советские, но это уже тема отдельного разговора. Сейчас я хотел бы остановиться именно на том равнодушии, которое проявляли советские и проявляют российские чиновники. Хотя на словах им всем дорога память о Победе и о тех, кто за неё погиб.

Как известно, к теме военнопленных в СССР было двойственное отношение (но РФ ведь порвала с советским прошлым, не так ли?). С одной стороны, очень хотелось (и совершенно справедливо) показать всю бесчеловечность нацистских оккупантов, а братские могилы советских военнопленных это весомо подтверждали. С другой стороны, не воспринимались пленные за героев или мучеников, в лучшем случае. Многие из шибко фанатичных партийных так вообще считали их за предателей, раз они сдались, а не истратили последний патрон для себя.

Это двойственное отношение проявилось в мемориалах на местах захоронения советских военнопленных. Во-первых, их начали сооружать не сразу после войны. Когда многие могилы уже, что называется, «слились с природой», потому что за ними должным образом не ухаживали. Во-вторых, зачастую ставили лишь памятник, но никак не обозначали могилы (опять же, как в Саласпилсе, где чётко могилы пленных не обозначены, многие не знают, что насыпи вдоль дорожки к монументу – это и есть могилы). Ну, понимаете, мало, очень мало было земли в Государстве рабочих и крестьян, чтобы её под всякие там кладбища выделять. «Лучше» было всё распахать. Или отдать под строительство домов. Как раз как в Резекне...

В 50-е началось активное освоение севера города. И постепенно строительство домов дошло до места, где раньше был Шталаг. По словам местных краеведов, многоэтажки построили на костях (их выгребали ковшами экскаваторов, сбрасывали в кучу и только потом часть захоронили с должными почестями). Например, при строительстве школы нашли останки и перезахоронили. А остальные косточки так и остались между домами. И в том сквере, который соорудили по улице Атмодас. Поставили там небольшой мемориал. Но могилы никак не обозначили. И катались маленькие дети на саночках там с горки, под которой лежат кости десятков тысяч людей... Более того, в советское время настаивали, что это нормально. Мол, построенная школа – это лучшее, что можно было соорудить в память о погибших. Торжество жизни и всё такое прочее. Обозначать же могилы, сделать музей, например, на месте шталага – ну кому это надо? А так, да, «никто не забыт, ничто не забыто».

Памятная плита, мемориал в Резекне на улице Атмодас
Памятная плита на латышском и русском языках на мемориале в Резекне на месте лагеря военнопленных на улице Атмодас.

В 90-е, понятно, не до мемориалов было, в том числе на месте шталага, но в 2001 году на нём обновили плиты. Хотели, понятно, как лучше. На четырёх языках надписи на памятных плитах. Получилось, увы, как всегда. Ладно, к числу похороненных претензий нет – ведь его, к сожалению, точно не установить. Пусть 35 тысяч. Хотя в разных источниках от 11 до 26 тысяч фигурируют данные. Я больше склоняюсь, что ближе к 11 тысячам, но это уже вопрос для дискуссии между историками и краеведами. Однако вот неужели тексты было трудно проверить? В том числе на немецком языке, дорогие российские чиновники! Ведь это язык вашего президента, уже 20 лет как. Поверьте, по-немецки не пишется SCHTALAG. По-немецки пишется STALAG. И по-английски не пишут SHTALAG. Честно! А ведь это не просто мемориал. Это официальное российское (советское) воинское захоронение. Которым занимаются российские дипломаты. Неужели никто из них не обратил на это внимание?! Мне кажется, что такое может быть только при очень формальном, бездушном подходе к исполнению своих обязанностей.

Дальше больше. Никогда такого не было, и вот опять. Я так понимаю, что если программа приграничного сотрудничества двусторонняя, то ей уделяют внимание представители двух стран. Ладно там Латвия – ей-то какое дело до памяти о солдатах Красной Армии, которая в Прибалтике считается оккупационной, ничем не лучше фашистской. Но мемориал на улице Атмодас – это, повторю, официальное российское (советское) воинское захоронение. Вот мне кажется, почему-то, что российские чиновники должны были в таком случае понимать, что никакие работы по благоустройству в том месте не могли быть проведены без археологов или хотя бы без поисковиков. Ведь появляется, наконец, возможность официально проверить границы захоронений. А там, глядишь, обозначить их. Но нет. Вначале начали «благоустраивать». И всё равно пришлось звать поисковиков, приостанавливать работы. Вот почему так? Почему такое равнодушие? Почему не поинтересовались у поисковиков и краеведов вначале, что это за место, как там лучше действовать? Неужели вам, российские чиновники, это вообще не интересно? Даже в Год памяти и славы, объявленный указом президента России в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне?

Tags: Латвия, Латгалия, Резекне, Россия, памятники, плен
Subscribe

  • Яков Порошин, или Русские в 1905 году

    «Прибалтийский край – достояние Русского Государства, и он должен остаться и он останется таковым». Когда говорят об офицерском…

  • Могилы героев Плевны в Латвии

    Латвийский город Цесис, он же бывший российский Венден, находится в полторы тысячах километрах от Болгарии. Тем удивительнее, что здесь находится…

  • Екабпилс – только начало!

    Ждать ли акта вандализма на советском воинском захоронении в Мадоне? Похоже, нацики окончательно определились в схеме, как они будут зачищать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment